Сайт работает в beta-версии
Держаться корней, дождаться цветов
08.08.2017
Антон Размахнин
08.08.2017
Держаться корней, дождаться цветов

Что такое партизанское садоводство? Разрешено ли сажать цветы у подъезда? Что для этого нужно? Разбираемся

В руках у них саперные лопатки, в рюкзаках – «бомбочки». Характер обычно спокойный, внешность неприметная, часто носят камуфляж. Руки почти всегда – в перчатках. На «дело» эти люди выходят не в солнечные часы, а ранним утром – когда в городе нет почти никого. Иногда и ночью.  Но неизменно с чистой совестью.

Потому что они – «авторы и исполнители» самодеятельных, так называемых партизанских, городских садов – делают мир вокруг себя не хуже, а хоть ненамного, но лучше.

СВЯЗЬ ПОКОЛЕНИЙ

«Слезь с горожи!» – моя прабабушка Агриппина Петровна, московская пенсионерка шестидесятых годов, как и многие ее ровесницы, не терпела детских игр в палисаднике новенькой «хрущевки». Внутри «горожи» – низенького металлического забора – росли цветы, молоденькие деревья; кое-кто из хозяйственных, недавно еще деревенских женщин сажал морковку и укроп. На месте последних домиков «частного сектора» росли кинотеатры и магазины новой восточной окраины Москвы – Измайлова.

Прошло полвека, а этот типаж – активная, «старше среднего возраста» жительница пятиэтажки, возделывающая крохотный палисадник – никуда не делся. От людей, рожденных в девятнадцатом веке, эту эстафету переняли рожденные в середине двадцатого. Грядок с овощами – будем честны – давно не видно, зато появились хитрые, со сложными названиями, цветы. И азы ландшафтного дизайна пошли в массы – спасибо супермаркетам с непременными «дачными отделами». Теперь в иных дворах пятиэтажек – не просто клумбы, но альпийские горки, перголы, арки. Иногда рябит в глазах от садовой – недорогой, конечно, не свой же участок – скульптуры.

При этом сады при пятиэтажках – натура уходящая, хоть и характерная. Есть городские садоводы и новой формации – жители новостроек. «Молодые люди только что приобрели жилье, – объясняет явление координатор просветительского проекта «Дача в городе», можно сказать, идеолог городского садоводства, Ольга Смердова. – Представьте: эти люди долго на жилье работали, много вложили. И они ответственно относятся к той территории, которая рядом. Им хочется уюта, им хочется праздника, им хочется красивой атмосферы для прогулок с детьми».

Традиция самодеятельных городских садов началась вместе с массовой урбанизацией полвека назад, и успешно передается уже третьему поколению москвичей. Есть все основания думать, что и прервется эта традиция только вместе с многоэтажкой как формой городского устройства. Пока есть хоть клочок земли под окнами – хочется, да нет, просто непреодолимо тянет его обустроить. Преобразить в подобие того сада, из которого мы были изгнаны и в который надеемся вернуться.

ОТ СОХИ ДО «БОМБЫ»

«Ездили на дачу с мужем, в мае уедешь – в октябре вернешься, – говорит Тамара Шабунина, жительница дома 1 по Новощукинской улице. – Мужа потеряла два года назад, на даче без него трудно – не доеду. Поэтому теперь мой сад – здесь. Что полью, что посажу, что-то подвяжу. Эти – разве что-то нормально могут сделать?!»

МОЖНО ЛИ УПОТРЕБЛЯТЬ В ПИЩУ ПЛОДЫ ГОРОДСКИХ САДОВ

Анна Головей, ландшафтный дизайнер

У городских петрушки, укропа, кинзы и т.п. стебель нужно выбрасывать, а листики можно употреблять в пищу. Думаю, что аналогично нужно поступать со всем, что растет в городе. Вредные вещества концентрируются в стебле, черенке и кожуре, шкурке.

«Эти» – рабочие в оранжевых жилетах – и вправду не по части садоводства: постричь газон до состояния лысины они могут, но не более того. У них совершенно другие навыки и задачи. По регламенту положено, чтобы газон был подстрижен – поэтому стригут «наголо», это легче, чем рекомендуемые ботаниками для декоративных газонов 15 сантиметров. Жужжит триммер, появляются проплешины, исчезают из травы насекомые, за ними – птицы. С оголенной почвы поднимается пыль, которой дышим – я, вы, они, мы все.

«Люди больше болеют бронхолегочными, простудными заболеваниями и аллергиями, – говорит ландшафтный архитектор Анна Головей, – Нужно запомнить, твердо запомнить: стрижка травы в ее «централизованном» виде – зло. Открытая земля смывается в водостоки и засоряет их. В результате затапливает улицы при дожде. С открытой земли смывается верхний плодородный слой, земля обедняется, корни растут плохо, деревья падают. Стрижка травы – зло».

Запретить местным властям «благоустраивать» газон под корень – трудно. Но можно сделать клумбу, посадить цветник, разбить городской огород. «Коммунальные службы относятся к этим инициативами с пониманием, — комментирует ландшафтный дизайнер Диана Сабирова. – Но развивать их и превращать в некое общественное движение по озеленению и благоустройству дворов никто пока, вроде бы, не собирается».

Именно это, с тяпкой наперевес, делает Тамара Шабунина во дворе своей пятиэтажки. И не только она, но ее соседки из других подъездов. Подпирают палочками чахнущие в тени люпины; огораживают от ретивых косильщиков клумбы с пионами; пропалывают сорняки, которые в тени деревьев забивают красивые листья хосты.

КАКИЕ КУЛЬТУРЫ БОЛЬШЕ ВСЕГО ПОДХОДЯТ ДЛЯ ПРИДОМОВОГО УЧАСТКА

Диана Сабирова, ландшафтный дизайнер, дендролог

Рекомендовать ассортимент растений надо в каждом конкретном случае. Есть универсальные и всем понятные кустарники: различные сорта сирени обыкновенной, чубушника, множество сортов спиреи. Они прекрасны в городском озеленении. Я бы, например, ввела практику коллективной посадки рождественской ели во дворах домов. Она могла бы заменить собой сотни срубленных и принесенных в квартиры. Для этого подойдут: ель обыкновенная, ель колючая или пихта одноцветная.

Для посадки цветов есть оружие и серьезнее, чем тяпка и саперная лопатка. Называется – «сидбомба» (англ. seed bomb, бомба из семян). Устройство понятно: это семена (часто пророщенные), которые для веса и лучшей приживаемости закатывают в «колобок» из глинистого грунта и кидают. Куда? На пустыри, свалки, стройплощадки, закрытые территории. Зачем? Чтобы озеленить площадку, куда нет входа, а руки хозяев до озеленения не доходят.

НЕПРЕСТУПНЫЙ СГОВОР

Садоводство затягивает. Игра в партизан (а в мировом масштабе явление так и называется – «партизанское садоводство») – подавно: все эти словечки вроде «экобомбы» просто-таки кричат о «внутреннем Че Геваре» молодой части озеленителей. Впрочем, садоводство – пожалуй, самый безобидный полигон для такой игры: от работы на земле любая горячая голова преисполняется смирением и перфекционизмом.

Во-первых, нужно сразу понять: соседи на помощь не придут. Если, конечно, вы не уникальный организатор, способный с легкостью мобилизовать и мотивировать сотню человек на разумное и доброе. Смиритесь и копайте – в конце концов, для себя же делаете.

Во-вторых, где активность – там конфликты, в том числе и интересов. Среди тех, кто ходит мимо, обязательно найдутся люди, которым ваше ландшафтное искусство не по душе. Если бы был спокойный диалог – мол, «дорогой сосед, нам не очень нравится вот это, потому что мы ходим вечером  и нам страшно… Давай, мы тебе поможем качественный декор сделать, и нам всем будет нравиться»? Но обычно начинаются ссоры, ругань, а потом кто-то самый упрямый обращается к городским властям – и вместо авторской клумбы вновь возникает «казенный» газон. Безобразно, зато единообразно.

ЛИЧНАЯ ИСТОРИЯ

Ольга Смердова, координатор клуба «Дача в городе»

Моя мама когда-то создала цветник в нашем дворе, также участвовала в посадках в детском доме, вывозила растения с дачи. Еще в юном возрасте на меня это произвело впечатление – хотя, когда мы этим занимались, я не скажу, что была особенно увлечена этим делом. Потом в более осознанном возрасте было много размышлений о том, насколько правильно мы живем в городе, насколько правильно здесь растить детей. Начала думать о том, какая у меня будет семья и как дальше жить. Так еще получилось, что я – человек, который родился в большом городе, к нему очень привык, здесь все друзья, и работа у меня очень городская. И я стала думать о том, как можно совместить то и другое.

Сад имени П.Н. Травникова на Фрунзенской набережной – первый в Москве из созданных жителями, получивший статус особо охраняемой природной территории. Петр Травников, московский пенсионер, возделывал этот сад с 1950-х годов и до своей смерти.

Сейчас за зеленым оазисом следят волонтеры. На фото – Камилла Жирнова