Сайт работает в beta-версии
Улица под стеклом
13.10.2017
Мария Якубович
13.10.2017
Улица под стеклом

Что такое пассаж и зачем они вообще появились

«Пассаж, – говорит словарь, – фр. passage, проход, переход; популярный во второй половине XIX века тип торгового здания, где магазины размещены ярусами по сторонам широкого прохода-галереи с остекленным перекрытием».

Passage couverts

Пассажи начали строить в Париже в начале XIX века; скорее всего, под впечатлением от арабских крытых рынков. «Говоря о внутренних бульварах, – пишет в 1884 году «Иллюстрированный путеводитель по Парижу» (Cassell’s Illustrated Guide to Paris), – мы снова и снова упоминаем аркады, которые открываются на них. Эти аркады, недавнее изобретение промышленной роскоши, представляют собой вымощенные мрамором стеклянные крытые коридоры, проходящие через целые кварталы зданий, владельцы которых объединились. Содержимое обеих сторон этих коридоров, получающих свет сверху – самые элегантные магазины, поэтому аркада – это город, миниатюрный мир, в котором клиенты найдут все, что им нужно. Во время дождя аркады становятся местом убежища и предлагают прогулку, от которой выигрывают и купцы».

К тому времени наука архитектура стала осознанной, исторические центры – ценностью, и новое строительство должно было органично вписываться в старые здания. Пассажи идеально подходили для этих целей. Кроме того, их строгая симметрия и «раппорт» внутренних магазинов вписывались в тогдашние эстетические нормы, олицетворяя парадность и роскошь. Первый в мире пассаж, Галлери де Буа, построен в 1788 году.

Galerie Vivienne, Париж, 1823 г. Фото: Wikipedia/Benh LIEU SONG

Все пассажи имеют общие признаки

  • протяженный участок для пешего хождения, защищенный от непогоды прозрачным сплошным покрытием;
  • пассаж состоит из одного или нескольких широких проходов, объединяющих две или больше улиц;
  • улицы эти обычно примерно равноценны по своей значимости и проходимости;
  • магазины, учреждения (а когда-то – и жилье) размещены ярусами по сторонам каждого прохода;
  • магазинные фасады симметричны и одинаковы на всем протяжении.

«Торговые аркады, или крытые проходы (passage couverts) XIX века в Париже – доказательство того, что любой модерн, если его спасти от сноса, может стать стимулом для ностальгии, – пишет уже в наше время The New York Times. – Когда в 1820-х и 30-х годах эти железные колоннообразные, покрытые стеклом конструкции взлетели по всему городу, они возвестили о технологиях индустриальной эпохи. Их избыточность была необходима тому времени так же, как сейчас – изломанная титановая геометричность Фрэнка Гери».

Купечество отказалось от бород и поддевок

Идея тут же проникла в другие европейские страны и Америку. «Более поздние тенденции в потребительской архитектуре – особенно небольшие универмаги середины века, еще одно парижское изобретение – сделали пассажные архетипы passé (каламбур – по французски passé – минувшее). Это не мешало другим странам копировать проверенную модель. Застекленные, освещенные солнцем базары вскоре появились во всем мире», – продолжает The New York Times.

После войны 1812 года российское купечество отказалось от бород и поддевок, облеклось в котелки и визитки и начало путешествовать по Европе. Пышные пассажи олицетворяли европейское торговое благополучие. Русские торговые ряды и гостиные дворы  перестали удовлетворять запросам хозяев.

«Построенные по западным образцам, московские пассажи быстро, учитывая здешний климат, приобрели популярность и значительно обогатили как торговую, так и пешеходно-коммуникационную сеть центра города, – пишет Ольга Никологорская в книге «Олтаржевский». – Горожане называли пассаж «улицей, заключенной в стекло». Здесь можно было гулять, отдыхать в кафе или ресторане, делать покупки, назначать встречи с друзьями или просто укрыться от непогоды».

Поэтому в Москве в XIX и начале ХХ века было построено довольно много таких объектов: галерея Голицына (1835—1839), Солодовниковский (1862—1884), Александровский (около 1865 года), Поповский (он же Джамгаровский, 1870—1877), Лубянский (1882—1885), Сан-Галли (Московский Дом художника, 1883), Постниковский (Тверской, 1887—1895), Верхние торговые ряды (ГУМ, 1889—1894), Петровский (Фирсановский, 1904—1906) и Голофтеевский пассажи (1912—1913).

«Пассаж был местом прогулок, свиданий, ухаживаний. Московские львы в клетчатых серых брюках разгуливали по нему с тросточками или стояли у стен, «заглядывая под шляпки», как тогда выражались».
Владислав Ходасевич, «Некрополь. Воспоминания. Письма»
Обычай посещать магазины

Основная часть пассажей создала популярный торговый район, включивший Петровку, Кузнецкий мост, Лубянскую площадь, Театральный проезд, Рождественку и Софийку (улица Пушечная), который по сей день таковым и остается.

Известный шотландский исследователь Харви Питчер писал о Солодовниковском пассаже в книге «Мюр и Мерилиз: шотландцы в России»: «Беглый взгляд на карту города показывает, что центром Москвы является Театральная площадь. Однако этот район привлекает не одних только театралов. В течение многих лет здесь торгует известный пассаж, так что посещать магазины в этой части города стало определенным обычаем».

Грозный ветер перемен

Возведение пассажей прошло долгий путь от самых простых решений (Галерея Голицына, Александровский пассаж) до сложнейших и больших по площади, многоуровневых и «многоуличных», с новейшими стеклянными конструкциями (Верхние Торговые ряды, или ГУМ).

Сохранились, даже в перестроенном виде, не все пассажи. «Галерея с магазинами князя М.Н. Голицына», ставшая в середине 1870-х Голофтеевским пассажем, сильно деформировалась из-за подземной Неглинки и ее, стянутую рельсами и подпертую контрфорсами, вместе с Александровским пассажем (1865) снесли ради строительства шестиэтажной новой части ЦУМа (бывший магазин «Мюр и Мерилиз») в 1974 году.

Солодовниковский пассаж (1862 год) был в 1941 году уничтожен бомбардировкой. В 1954—57 годах Лубянский пассаж (1883) предполагалось полностью ввести в новое здание крупнейшего в СССР универмага «Детский мир». Но руководитель проекта Алексей Душкин вспоминал, что после внимательного обследования он «пришел к выводу, что в этом нет смысла – надо строить новое здание на новом фундаменте с частичным использованием старых конструкций». Удалось сохранить лишь сводчатые подвалы.

Голицынская галерея (пассаж) на Кузнецком мосту в Москве
Почтовая карточка. Издание Художественной фототипии Карл Фишер
Александровский пассаж на Неглинной улице, Москва, 1880-1890 гг.
ЦУМ, Москва, 1981 г.
Москва, ул. Большая Лубянка. Слева – Лубянский пассаж. 1899-1905 гг.
Москва, Центральный детский магазин (ЦДМ).
Востребованные долгожители
Поповский (ул. Кузнецкий мост, 12)

Построенный в 1877 году Поповский (Джамгаровский) пассаж стал во многих смыслах флагманом новаций: в нем была открыта первая московская телефонная станция на 800 номеров и возникла первая московская световая реклама.

В 2005 году принято спорное решение о реконструкции пассажа по проекту архитектора Павла Андреева и переводе Государственной публичной научно-технической библиотеки, занимавшей здание в 1958 года,  в другое место. Предполагается, что в пассаже снова разместится торговый центр.

Москва, вид в сторону Неглинной улицы, слева виден пассаж Попова, 1883 г. Фото Николая Найдёнова (1834-1905) из альбома «Виды некоторых городских местностей, храмов, примечательных зданий и других сооружений», 1891 г.

Выстроил этот пассаж вместо двухэтажных домов, сменивших многих титулованных владельцев, чаеторговец Константин Попов по проекту Александра Резанова. Строительство шло под руководством Семёна Дмитриева и Виктора Коссова. Здание получилось помпезным и высоким – в пять этажей, вдвое выше окружения. Через два года устроили проход между Софийкой и Кузнецким мостом. Объединенные сквозными пассажами Петровка, Неглинная, Софийка и Кузнецкий мост стали любимым москвичами пешеходно-торговым центром.

В 1882 году компания телефонов Александра Белла поставила на крыше пассажа деревянную башенку, откуда выходили провода телефонной станции, и сам Попов стал первым абонентом. В телефонистки брали образованных барышень, знающих несколько языков. В 1885 году на здании зажглось слово «ПАССАЖЪ» из лампочек. Газеты назвали Кузнецкий мост «самой блестящей улицей Москвы».

В пассаже располагались цвет и средоточие культурной жизни Москвы и России. Встречи «Русского фотографического общества», выставки Айвазовского, редакция журнала «Царь-колокол»… В 1899 году Попов продал здание банкирскому дому «Братья Джамгаровы». Иван, Афанасий, Николай и Агаджан Исааковичи устроили там банк. Но некоторое количество магазинов сохранилось. После революции в пассаже обосновались советские учреждения.

Сан-галли (ул. Кузнецкий мост, 11)

У построенного в 1883 году пассажа Сан-Галли, пожалуй, самая яркая и счастливая судьба. В 1953 году дом стал Московским Домом художника и продолжает им оставаться. В 1965 году фасад, далеко выступающий на улицу, снесли, а здание перестроили и оформили «в современном стиле». А в 2001 году его под руководством Александра Дмитриевича Студеникина по сохранившимся чертежам отреставрировали, вернув аутентичный вид

Москва, пассаж Сан-Галли, 1907 г.
Слева – пассаж Сан-Галли

Владелец чугунолитейного производства и известный, как изобретатель радиатора отопления Франц Карлович Сан-Галли купил участок с двумя каменными строениями на Кузнецком мосту. Затем архитектор Алексей Александрович Мартынов соединил строения чугунным остекленным сводом, чтобы выставлять изделия компании Сан-Галли. Но там разместились и другие магазины.

В 1915 году пассаж Сан-Галли пострадал от погромов – «патриоты» нападали на магазины, принадлежавшие немцам. В 1917 году пассаж был куплен легендарным булочником Филипповым. В пассаже возникли булочная и кафе «Питтореск», расписанное Львом Бруни и Владимиром Татлиным, в дизайне участвовал Александр Родченко. Там выступали Владимир Маяковский, Валерий Брюсов и Давид Бурлюк; Всеволод Мейерхольд ставил пьесы.

В 1918 году кафе перешло в ведение Наркомпроса, получило название «Красный петух» и стало клубом для «работников искусств», но быстро закрылось. При наступлении НЭПа пассаж опять стал торговым. С 1930 года он стал использоваться для выставок; там разместился Всероссийский союз кооперативных товариществ работников изобразительного искусства «Всекохудожник»; в войну художники писали там свои «Окна ТАСС».

Постниковский (ул. Тверская, 5/6)

Для построенного в 1886 году Постниковского (Тверского) пассажа стеклянные пассажные перекрытия впервые проектировал будущий академик АН СССР и лауреат Ленинской премии Владимир Шухов. Сам пассаж после переоборудования в 1929 году первого этажа под зрительный зал оказался связанным с театром. С 1946 года по сей день там работает Московский драматический театр имени М.Н. Ермоловой

Москва, Тверская улица, пассаж Постниковой, 1907 г.
Москва, театр Ермоловой (бывший Постниковский пассаж). Фото: Macs24

В 1886 году городская усадьба на углу Тверской и Долгоруковского переулка, которой в разное время владели князья Долгоруковы, графы Румянцевы и граф Мусин-Пушкин, перешла к жене купца 1-й гильдии Дмитрия Андреевича Постникова Лидии Аркадьевне. Она решила перестроить здание под популярный пассаж.

По проекту Семёна Семёновича Эйбушица надстроили этаж, а во дворе возвели корпус со стеклянными перекрытиями обходных галерей по системе Шухова. Несмотря на многочисленные дальнейшие преобразования, пассаж оказался публике неудобен, потому что не имел привычных выходов на соседние улицы.

Архитектор Илья Бондаренко так отзывался о Постниковском пассаже: «затея оказалась неудачной, пассаж не имел сквозных галерей, всё было запутано, темно, и публики было совсем мало, торговля шла тихая». Кроме того, пассаж был удален от средоточия торговли – Кузнецкого, Неглинной, Софийки.

В 1909 году Постникова пассаж продала. Новый владелец устроил на верхних этажах задних корпусов пассажа гостиницу «Астория». После революции в здании разместился Высший совет народного хозяйства РСФСР, гостиницу переименовали в «Пассаж», верхние этажи отдали под квартиры. С 1929 года на первом этаже работал «театр обозрений», затем туда переехал Государственный театр имени Вс. Мейерхольда (ГосТИМ). В 1938 году ГосТИМ был закрыт; в здание пришел Театр эстрады и миниатюр, через восемь лет уступивший место Театру Ермоловой.

Верхние торговые ряды (Красная площадь, 3)

Об архитектуре Верхних торговых рядов (ГУМа), выстроенных в 1893 году – килотонны исследований. Мы ограничимся самым кратким рассказом. «У ГУМа уникальная судьба – он открывался тогда, когда Россия поворачивалась в сторону людей, нормальной городской жизни, даже счастья. Мода в ГУМе, демонстрационный зал, пластинки в ГУМе, мороженое в ГУМе – все это стало московскими символами», – пишет сайт ГУМа.

Главный фасад ГУМа

Торговые ряды в квартале между Красной площадью и Ветошным проездом существовали испокон века. При Екатерине II на месте этого муравейника началось строительство большого торгового здания по проекту Джакомо Кваренги, но завершено не было. После пожара 1812 года здание перестроил Осип Бове, но оно быстро обветшало и морально устарело.

Сайт ГУМа пишет: «Верхние торговые ряды строились на традиционном месте московского торга, тут были бесконечные лавки, «полулавки», «четвертьлавки», и хотя на Красную площадь ряды выходили гордым классицистическим фасадом Осипа Бове, внутри это живо напоминало Большой базар Стамбула или Дамаска».

В 1869 году московский генерал-губернатор потребовал от городской думы рассмотреть вопрос о реконструкции рядов. Владельцы шестисот лавок комплекса создали собственную комиссию; торг затянулся на два десятка лет. В 1886 году доведенная до крайности Городская управа закрыла Верхние торговые ряды под предлогом аварийности; лавки переехали во временные здания на Красной площади. Ущерб для торговли оказался силен, и спустя два года лавковладельцы дрогнули. Было учреждено «Акционерное общество Верхних торговых рядов на Красной площади в Москве». Объявили архитектурный конкурс, одним из условий которого было соответствие другим постройкам Красной площади. Первую премию (6000 руб.) получил академик архитектуры Александр Никонорович Померанцев. Инженерные решения ажурной стеклянной крыши принадлежали великому Шухову.

Старые ряды снесли, и всего через четыре года открылся самый большой пассаж Европы – 16 корпусов с застекленными улицами между ними. С собственными электростанцией и артезианской скважиной, оптовой торговлей в подвале, телеграфом и банком, ресторанами, парикмахерскими, выставочными залами, швейными и шляпными ателье.

В 1917 году торговлю уничтожили. В здании расположился Наркомпрод со своими складами – и именно отсюда проводилась «Продовольственная диктатура». В 1921 году, накануне введения НЭПа, Ленин подписал «Положение о Государственном Универсальном Магазине (ГУМ)», передающемся в ведение Наркомторга РСФСР. Новый магазин стал символом НЭПа, его рекламой (по рисункам Маяковского и Родченко) была наводнена Москва.

В 1930 году ГУМ опять закрыли и разместили там министерства. В первой линии был кабинет Берии. В 1953 году после смерти Сталина и реставрации ГУМ опять открылся и в какой-то мере стал символом оттепели.

Петровский (ул. Петровка, 10)

В последнем из классических пассажей, Петровском (Фирсановском), выстроенном в 1906 году в квартале между Петровкой и Неглинной, воплотились все градостроительные и композиционные «пассажные» идеи того времени. В 1960 году Петровский пассаж стал филиалом ЦУМа, и после долгих лет нецелевого использования полностью вернулся к торговле. В 1990-е его реконструировали и приватизировали.

Предприятие потомственной купчихи, владелицы Сандуновских бань Веры Ивановны Фирсановой по проекту Сергея Михайловича Калугина и Бориса Викторовича Фрейденберга (авторов проекта бань) оказалось крайне успешным. Внутреннее пространство сделали единым. Перекрытия – по проекту и под руководством Шухова.

В 1918 году пассаж национализировали, магазины из него выселили и наполнили случайными предприятиями. В 1928 году торговля вернулась на первый этаж, а на втором разместился Научно-исследовательский комбинат по опытному строительству и эксплуатации дирижаблей – Дирижаблестрой, где работал Умберто Нобиле, и «учреждения новой пролетарской культуры». Именно в пассаже проходил аукцион из «Двенадцати стульев». В войну на третьем этаже возникла огромная коммуналка.

Новые русские пассажи

Московские пассажи, начав с калькирования европейских, быстро вышли за пределы этого опыта и стали синтезом обеих традиций, сочетанием passage couverts и русских гостиных дворов.

Удобство и эффективность пассажей остаются востребованы. В 1990-е идея вернулась, но размах сильно увеличился. Испанский архитектор Рикардо Боффил (Ricardo Bofill Leví) спроектировал Смоленский пассаж, который и сейчас продолжает расширяться. Новинский пассаж, спроектированный Михаилом Посохиным, достроен в 2004 году. Кстати, его называют квинтэссенцией лужковского стиля. Типичные пассажи – галерея «Актер», новый полуподземный Тверской пассаж. Пассажи присутствуют в торговом комплексе на Манежке; пассажем стал мост «Багратион».

Смоленский пассаж
Новинский пассаж
Галерея «Актер»
Мост «Багратион»

Почти все строящиеся торговые центры основаны на единичных, параллельных и пересекающихся пассажных «улицах» и их расширениях – атриумах. Магазины дополняются детскими площадками, катками, кинотеатрами, концертными залами. Реконструкция города требует новых пешеходных зон, что не в последнюю очередь решается и созданием пассажей разнообразных типов. А их родословную можно легко проследить до парижских «аркад» и первых несмелых купеческих построек в центре Москвы.