Сайт работает в beta-версии
Почему ГУМ должны были снести
27.10.2017
Дарья Филипповская
27.10.2017
Почему ГУМ должны были снести

За какими такими рядами раскинулось Зарядье

В последние несколько недель парк Зарядье на слуху. Однако мало кто задумывается о том, что название ему придумала не команда мэра, а сама Москва – исторически так называлась местность, раскинувшаяся за торговыми рядами: за-рядье. Правда, уцелели сегодня только верхние торговые ряды – известные нам как ГУМ. Нижние до наших дней не дожили, средние – почти полностью перестроили. Да и ГУМ сохранился чудом.

Происхождение самого названия «Зарядье» объяснить просто: то была местность, раскинувшаяся за торговыми рядами – верхними, средними и нижними. Да и сама территория старого Зарядья населена была преимущественно торговыми людьми, в том числе иностранными купцами и еврейскими лавочниками.

В Зарядье находилось Глебовское подворье – единственное место в Москве, где разрешалось торговать евреям, из-за чего в конце XIX века там сформировалось практически гетто.

Нижние торговые ряды представляли собой простейшие лавочки, которые были снесены вместе со всей деревянной (по сути, трущобной) застройкой старого Зарядья в начале 1930-х годов. Так что ряды исчезли, а название – осталось.

Нижние торговые ряды. Фотография 30-х годов XX века

На средние торговые ряды полюбоваться еще можно – это комплекс зданий, выходящих фасадом на Красную площадь. Они занимают квартал между Ильинкой, Варваркой, Хрустальным и Москворецким переулками – прилегают к Красной площади со стороны набережной. Оформлены они в новом русском стиле по проекту Осипа Бове после пожара 1812 года. В конце XIX века их реконструировали, создав тот ансамбль, который существует сейчас – детище архитектора Клейна. Однако самыми известными торговыми рядами остаются верхние – те, которые москвичи сегодня знают как ГУМ и узнают как витиеватый старорусский теремок на Красной площади, работу Александра Померанцева

Вдалеке средние торговые ряды и собор Василия Блаженного
Юлия Васильева
специалист портала «Узнай Москву»
В средних рядах первый этаж выполнен в виде ряда полукруглых арок, над каждой из которых на втором этаже расположены два окна, обрамленные аркой. Окна третьего этажа украшены наличниками. В целом здание оформлено в псевдорусском стиле с большим количеством декоративных деталей

Теремок на Красной площади

Реконструкция верхних торговых рядов в 1888 году была поручена архитектору Александру Померанцеву – классику неорусского модерна. Однако хотя это здание внешне напоминает о русской старине обилием башенок, резных элементов фасада и причудливостью форм, внутри ГУМ опережал свое время. То был один из первых магазинов, построенных по принципу европейского пассажа – объединения в одной крытой улице множества соседствующих отдельных магазинов. Кроме того, он единственный из своих современников сохранился до наших дней (парижский «Галери Лафайет» был построен в 1912 году, почти на тридцать лет позже). Так и совпало: типично русское убранство (каждый магазинчик как теремок) при типично западном назначении здания.

Верхние торговые ряды

Григорий Ревзин: «Достоинство архитектуры Померанцева – она на редкость удачно спропорционирована. Использовав сплющенные арки в нижнем ярусе и раскрывающиеся до полуциркулярных арки во втором, он создал ощущение тектонической логики в построении фасада, как будто тяжесть стены давит вниз, арки прогибаются, напрягаются, но все держат, а потом все распрямляется. Это, между прочим, была смелая находка – редко кто решается соединять арки разного рисунка в одном фасаде, да так, чтобы это не выглядело безвкусицей».

Почерк автора легко узнать во всех его творениях. Именно Померанцев проектировал вокзальные павильоны на станциях Московской кольцевой железной дороги (нынешнего МЦК), поэтому экскурсии там так популярны – из-за желающих посмотреть русские теремки.

Здание станции «Воробьевы горы» (1905 г.), арх. А.Н. Померанцев
Здание станции «Лихоборы» (1908 г.), арх. А.Н. Померанцев
Здание станции «Серебряный бор» (1903-1908 гг.), арх. А.Н. Померанцев
Здание станции «Кутузово» (1905 г.), арх. А.Н. Померанцев
Здание станции «Ростокино» (1905-1907 гг.), арх. А.Н. Померанцев
Здание станции «Белокаменная» (1903-1908 гг.), арх. А.Н. Померанцев

За техническое, современное оснащение здания ГУМа отвечал инженер Владимир Шухов (автор знаменитой башни на Шаболовке). Его работа – стеклянный купол-крыша, создающий ощущение торговой улицы под открытым небом.

ГУМ сохранили ценой Зарядья

Угроза уничтожения нависла над ГУМом в 1935 году, когда создавался новый генплан Москвы. Универсальный магазин на нем отмечен не был – предполагалось, что в ближайшем будущем город проживет без него.

Академик Алексей Щусев о генплане Москвы 1935 года: «ГУМа нет, он уничтожен. ГУМ Москве не нужен. Красная площадь, на которой стоит мавзолей Ленина, слишком тесна, она должна быть расширена за счет ГУМа для того, чтобы дать возможность проходить по ней общественным демонстрациям».

По замыслу Сталина центр Москвы должен был стать как можно более монументальным, рассчитанным на ряды демонстрантов, а не на пешеходов.

Согласно проекту сталинской идеальной Москвы, был задуман сквозной проход от Кремля до здания Большого театра, потом до Лубянской площади и через Мясницкую улицу (где тоже предполагался снос старой застройки) до проспекта Сахарова и дальше в сторону Сокольников.

ГУМ, 1935-1938 гг.

Место ГУМа должно было занять здание Народного комиссариата тяжелой промышленности – проект его строительства предусматривал снос ГУМа и прилегающих к нему строений. Однако тогда победил другой проект – строительство высотки на территории Зарядья. Остатки застройки близ Китайгородской стены снесли – таким образом, разрушенное Зарядье фактически спасло ГУМ. Правда, высотка Наркомтяжпрома так и не появилась – только позднее на отведенном для нее месте выросла гостиница «Россия».

Памятник Победы

В 1947 году ГУМ собрались сносить во второй раз: ради строительства монумента Победы в Великой Отечественной войне. Проект был грандиозным: не пощадить могли не только универсальный магазин, но и здание Исторического музея, такое же витиевато-старомодное. На их месте должны были появиться новые трибуны, новое пространство для марширующих, и, может быть, памятник товарищу Сталину.

За это высказывались архитекторы Щусев, Борис Иофан и Дмитрий Чечулин. Однако этот проект, позднее названный «покушением на Красную площадь», тоже не был реализован.

Григорий Ревзин: «За что Сталин решил снести ГУМ? Произвол на то и произвол, чтобы уничтожать произвольно. Могут быть личные причины. ГУМ мог не соответствовать его личному вкусу. Товарищ Сталин был хорошо обучаемым эстетом-архаистом и ориентировался на образцы высокого аристократического стиля «золотого века» Российской империи. Архитекторы и искусствоведы его времени русский стиль считали образцом безвкусицы и могли его научить, что аристократично, а что по-купечески. Да и если посмотреть на генплан Москвы – с уничтоженным Охотным рядом, со снесенным храмом Христа Спасителя, с непостроенным Дворцом Советов и построенными гостиницей «Москва» и зданием Совнаркома – то понятно, что ГУМ в эту картину категорически не вписывался. Кудрявый какой-то. Удивительно, на самом деле не то, что он хотел снести ГУМ, а то, что в итоге ГУМ не снесли».

Верхние торговые ряды уцелели – то ли до них просто не дошли руки, то ли кто-то одумался. До 1953 года в здании ГУМа находились коммунальные квартиры. На современный взгляд – ужасные: водопровода не было в комнатах, газа тоже, удобствами служили общественные туалеты ГУМа. Однако если верить рассказам очевидцев, люди отказывались переезжать оттуда, когда им предложили жилье в только что построенных пятиэтажках – слишком уж привычна была близость Кремля.

ГУМ, 1955 год
Читайте также
Улица под стеклом

И, кстати, сразу после смерти Сталина был взят курс на новый образ ГУМа – именно лучшего магазина Москвы. Тогда современники воспринимали товарное изобилие, появившееся после 1953 года, и как символ возвращения к нэпу, и как надежду на построение коммунизма в СССР. Тогда же, в 1954 году, был снят фильм о работе государственного универсального магазина.

Григорий Ревзин: «Автором был известный режиссер-документалист Леонид Михайлович Кристи… Фильм был не документальной фиксацией дня универсального магазина, а такой же баснословной частью ГУМа, как его бистро или ателье индпошива. С той разницей, что там образцово продавали соки-воды или костюмы по мерке, а тут продавался сам образ чудо-универсама. Новый хрущевский ГУМ продавал не только товары. Он продавал надежду на то, что все у нас получится».