Сайт работает в beta-версии
Курьяново: рай для рабочего класса
06.09.2017
Антон Размахнин
06.09.2017
Курьяново: рай для рабочего класса

Продолжаем исследовать заповедники московской урбанистики

На очереди – Курьяново, настоящий рабочий поселок начала 1950-х годов, чудом уцелевший недалеко от центра Москвы.

 

Из Коломенского, от шатровой церкви Вознесения, открывается прекрасный вид на противоположный берег Москвы-реки – низменный, с мощным пятиглавием собора Николо-Перервинского монастыря. Правее и левее – типовые московские многоэтажки. А вот у самой воды – буйная зелень и никаких высоток. Это и есть Курьяново – рабочий поселок, построенный по всем канонам градостроительства 1940-х – начала 1950-х годов.

Идиллия для советских людей позднесталинского времени выглядела достаточно консервативно: дом с островерхой крышей, сад с яблонями, зеленый бульвар с каштанами. Из таких кварталов – земли же в СССР много! – строились сотни и тысячи рабочих поселков и городков после войны. Поразительным образом идиллия советских архитекторов смыкалась с американской мечтой тех же лет: пригородными коттеджными поселками с лужайками перед домом. Курьяново и подобные ему районы могли бы быть самыми комфортными и престижными в нынешней Москве – но по ряду обстоятельств, о которых ниже, так и не стали.

Советские малоэтажные «соцгорода» – совершенно особенное явление, у которого, как положено в стране победившего марксизма, имелись «три источника и три составные части». Попробуем рассмотреть их по порядку.

ИСТОЧНИК ПЕРВЫЙ: РУССКАЯ ДЕРЕВНЯ

Топология Курьянова проста. Вот идет дорога-большак, вот – развилка: основное движение в обход, а кому надо в поселок – добро пожаловать! Внутри – сетка улиц, нанизанных на «ось» 1-й Курьяновской. Правее «оси» – излучина Москвы-реки. Что это? Обыкновенная русская деревня.

Внутри, на пересечении «оси» и Курьяновского бульвара – Дом культуры (в традиционном селе это место занимает церковь). Здесь же несколько магазинов с необходимым. Зайти внутрь – самое настоящее сельпо, с недорогим алкоголем и не слишком скоропортящимися продуктами. Моющие средства, прочая бытовая химия. Все для повседневной жизни есть, желающие «странного» – едут в город.

Еще одно наследие деревни: у каждого дома – приусадебные участки.  Огородами, кстати, славилась и деревня Курьяновая, стоявшая здесь до поселка: совхоз, в который она входила, назывался «Огородный гигант» и поставлял овощи даже на кремлевский стол.

ИСТОЧНИК ВТОРОЙ: ГОРОД-САД ЭБЕНЕЗЕРА ГОВАРДА

Британский урбанист Эбенезер Говард предложил концепцию города-сада в 1898 году. Классический город-сад в Москве – это, конечно, не Курьяново, а поселок Сокол. Но и в Курьянове можно при желании найти следы этой концепции. По Говарду, в центре города-сада должен быть парк (чего нет, например, в русском селе!). И он здесь есть – в виде Курьяновского бульвара, переходящего в зону отдыха. Парк в концепции города-сада окружают жилые районы малоэтажной застройки с приусадебными участками – в Курьянове так и есть. Наконец, на периферии города-сада положено быть промзоне: вот и Курьяновская станция аэрации, и станция Перерва, и еще несколько объектов.

ИСТОЧНИК ТРЕТИЙ: РАБОЧИЕ ГОРОДКИ ФОРДА И МОРОЗОВА

От деревни советский рабочий поселок отличает то, что его жители не пашут землю и не живут натуральным хозяйством, а ходят на работу. И это сближает советский поселок с вполне буржуазным изобретением – рабочим городком. В таком городке для сотрудников одного крупного предприятия «все включено» – и транспорт до работы, и социальный пакет (поликлиники, школы, детские сады).

У нас рабочие городки начали появляться еще до революции – например, при фабриках Саввы Морозова в Твери. А в мире самым горячим сторонником такого подхода был Генри Форд – он, напомним, старался сделать своих рабочих полноценными собственниками, хотя и полностью зависимыми от занятости на фордовских заводах.

«Представьте себе, – описывают эту концепцию Илья Ильф и Евгений Петров в «Одноэтажной Америке», – лесок,  поле,  тихую  речку,  даже самую маленькую. Тут стоит крошечный  заводик.  Вокруг  живут  фермеры.  Они возделывают свои участки, они же  работают  на  нашем  заводике.  Прекрасный воздух, хорошие домики, коровы, гуси. Если начинается кризис и мы  сокращаем производство, рабочий не умрет с голоду, – у него есть земля, хлеб,  молоко. … Таким  образом,  рабочий  живет  дешевой  и  здоровой деревенской жизнью, а заработок у него городской.»

ЧТО ИЗ ЭТОГО ВЫШЛО

Курьяново уцелело в своей первозданности 1950-х годов: коттеджи на две семьи, двухэтажки на восемь квартир, памятник Ленину, бульвар, Дом культуры и сельпо. Район с прекрасной, соразмерной человеку жилой средой, внутри МКАД, не так далеко от центра, на реке… Курьяново обязано было стать городком миллионеров, если бы нашелся девелопер, который целенаправленно расселил бы поселок и обновил в нем инфраструктуру.

Но этого не произошло. Первая причина – сама Курьяновская станция аэрации: сюда собираются нечистоты со всей Москвы, и запах иногда об этом напоминает. Правда, все реже – станцию аэрации постоянно модернизируют.

Вторая причина – непрестижность Юго-Востока в целом: роза ветров и сложившиеся традиции делают Курьяново «негламурным брендом». Ехать сюда – от тоже непрестижных Печатников. Монастырь рядом – хорошо, а вот тюрьма – не очень. В общем, с имиджем у места проблемы.

И третье – люди. Сознательные курьяновцы ценят и любят свой район настолько, что не уедут отсюда ни за какие коврижки. Несознательные же – в частности, многочисленная пьющая публика – создают тот самый имидж, из-за которого покупать здесь квартиры готовы не все. Кстати, учитывая возраст и этажность, российские банки не дают ипотеку под такие дома и квартиры. Так что – потенциально прекрасный городской «оазис» пока в подвешенном состоянии и ожидает комплексного решения своих проблем. Вот бы где «пройтись» программой реновации – только в изначальном смысле этого слова, без повышения этажности и сносов. Пока же Курьяново – достопримечательность прежде всего для туристов и краеведов. А еще для киношников – здесь так хорошо снимать фильмы про советскую жизнь.